May 15th, 2014

Мхитарян: если это вымогательство...

Процесс Тельмана Мхитаряна вышел на финишную прямую: предпринимателя, отсидевшего без приговора в СИЗО 4 года, срочно хотят осудить к 20 мая (странная спешка в процессе, который до этого упорно затягивался - обвиняемого содержали в тюремных условиях без оказания медицинской помощи, что было приравнено Страсбургским судом к применению пыток) . Считается, что продавшие много лет назад акции владельцы предприятий потеряли на низком курсе акций 44 миллиона рублей и им хочется эти деньги дополучить. Правда, обвинение, почему-то, считает стоимость акций предприятий на сегодняшнем этапе, без учета того, что когда Мхитарян покупал акции, заводы были банкротами, оборудование устаревшим, людям не выплачивалась зарплата, а долги перед кредиторами зашкаливали. И капитализация предприятий произошла за счет модернизации, погашения задолженности, оптимизации бизнес-процессов, выхода на новые рынки, включая международные. Но кого это волнует, если есть возможность получить конфетку вместо проданного когда-то г..а?
И поскольку Мхитарян не украл миллиарды у государства, то приговор будет суровый (до 15 лет) и призван послужить в назидание упрямцам, не пожелавшим сдать активы госчиновникам по их первому требованию (сам Мхитарян озвучил в ходе допроса версию, что очень важный госчиновник потребовал у него пакет акций себе, или его, Мхитаряна, посадят). Чтоб другим впредь неповадно было. Кстати, и ускорение судебного процесса тоже накладывается на эту версию идеально – пока была надежда сломать тяжелобольного предпринимателя, дело затягивали. А как стало ясно, что Мхитарян будет держаться до конца, активы решено заполучить иным путем: главное, результат.
Кроме того, суд возложит издержки за сам процесс – только переводчику документов Мхитарян будет обязан выплатить 2,9 миллиона рублей (услуги переводчика в Новгородском суде сопоставимы с зарплатой Президента Российской федерации!).

13 мая закончился допрос обвиняемого, свое отношение к претензиям истцов выразил сам Мхитарян:

— Я вину свою за вымогательство не признаю, потому что я этого не совершал. Если вымогательство, я должен был пугать их, заставить их, оружие показать, или словами хотя бы. Но я им ничего не говорил, кроме доброго. У меня и в мыслях не было этого делать. Зачем я влез в эту кабалу? Полгорода заводов стояло. Я мог с аукциона купить гораздо дешевле. Я мог за эти деньги купить ой-ой-ой, но я ведь ради них только. За моральный ущерб они должны мне платить. Цену за акции называли они, а не я.

20 мая наступит через 5 дней. Сейчас выступает обвинение. Потом дадут слово защите. Хотя, это уже формальность – остается только наблюдать, как новые старые хозяева начнут растаскивать и перепродавать вновь обретенную собственность…